solomeya_lutova

Categories:

Огонь катарсиса. Жизнь и страсть

Февраль, северный ветер зверски задувает в лицо, #наулицезима разыгралась. Пора бы добавить чего-нибудь горячего и зажечь пламя страсти, чтобы погреться.

Время от времени я осуществляю свои творческие идеи, а у меня их много. Обычно-то я фотографирую пейзажи, урбанистическое что-нибудь и животных, рубрику веду #бабочкиисоломея. С бабочек и пейзажей начались однажды мои шаги в мир фото: это неотъемлемая часть моего творчества. Я периодически устраиваю фотоохоты на всякую живность, могу вскочить с утра пораньше ради того, чтоб запечатлеть каплю росы. А бабочки — мои маленькие музы.   

Теперь пришло время рассказать про «Огонь катарсиса». Однажды, как бы долго ни было темно и холодно вокруг, всегда загорится новый огонь. Огонь — это сила  возрождения. А для творческого человека огонь особенно важен, потому что он накапливает внутреннюю энергию, чтобы зажечь вдохновение для создания новых произведений. Но всё не так просто — и вот, в двери задувают северные ветра, сталкивая творца с тяжкими обстоятельствами, доводя его до полного отчаяния и исступления — и тут перед ним стоит  выбор. Сдаться, упасть в снег и опустить руки — или же, обращаясь к Иду, тёмному звериному и непредсказуемому началу, которое есть в каждом из нас, — начать битву?

Ожесточиться в битве возможно: это непростое решение, но тогда огонь созидания гаснет, становится холодно, кругом лёд, гибель и мгла — в этой борьбе уходят силы с каждым днём. Наступает усталость. Нет вдохновения в депрессивных тёмных днях постоянной борьбы с чем-то или с кем-то. Всё идёт не так — потому что творческий человек, volens-nolens превратившись в вечно дерущегося зверя, идёт против своей созидательной природы. Ведь, как известно, inter anna silent Musae.

Борьба, мстительность, гнев — это противоречит творческой природе, даже если творец, вынужденный сражаться, не умеет прощать и готов наносить удары до бесконечности. Всё это, по сути, для него медленная смерть — от холода битвы, отсутствия огня и человеческого тепла в его коченеющем сердце. Но всё однажды становится на круги своя — и огонь снова загорается. Огонь страсти, огонь жизни, нежности... тот огонь, которым творец будет и себя согревать, и дарить этот огонь, озаряющий созидательное начало. Холод и смерть позади, а за прошлой жизнью — новая жизнь. Творческий человек опять становится тем, чем он, по сути, является: весной, возрождением, летним рассветом и — пламенем свечи. Той свечи, которую он несёт по жизни, освещая и согревая ею путь — свой собственный и не только.

И наступает катарсис — то есть просветление, выход из мглы, перерождение, и снова приоткрываются ворота — а за ними видны освещённые мириадами свечей весенние дороги. 

За жизнью —  жизнь... 

… и вновь я жизнь, тепло и страсть я —
что мне февраль?
когда огонь взбегает от ключиц к запястьям
и согревает сталь
что холод Арктики гоняет по аортам
царапая на сердце слово "mortem"… 

я снова жизнь и страсть моя земная
огонь в ключицах искры на губах
и по ночам творя и возрождая
свечой сигналю звёздам в небесах  —
… для этого живу! 

не для вражды и крови
не ради вечных гиблых тёмных льдов
морозных врат с ключом "memento mori"
и перманентных войн среди снегов
я лютый зверь – но жизнь и созидание
природа мне как пищу отдала

и наступает снова голодание
когда в клыках зажата чья-то смерть
когда холодным лезвием по глотке
со льдом и с кровью водят гнев и месть —
и в венах смесь из снега и стекла
… не для того я здесь! 

я – vita жизнь я флёр в расцвете мая
я здесь чтоб в летнем солнце нежить сталь
свечу ладонью осторожно прикрывая
идти с её теплом к кому-то — вдаль

и согревать огнём… 

… что мне февраль?

Photographer and model: ©SoLutova

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened