solomeya_lutova

Category:

Ню и эротика в современном искусстве. Личный опыт

Несмотря на вездесущую цензуру и блокировку, такие жанры в фото, как ню и эротика вот уже много лет, начиная, наверно, с перестройки СССР, если не раньше, самые что ни есть тривиальные. Это давно перестало быть в андеграунде и чем-то из ряда вон выходящим. 

Вторая жизнь ню и эротики в современном искусстве 

Современное искусство категорично, оно практически напрямую хладнокровно заявляет творцам в этих жанрах: ок, ты показал(а) секс, а теперь покажи что-то действительно интересное, удиви. И вот как раз на этом у большинства тех, кто думали хайпануть на якобы "провокационных" жанрах — ну они же аж целые голые груди и всё остальное всем на обозрение выставили на фото, — возникают большие трудности. 

Мало того, что все прошли мимо, кроме, разве что пары подростков в пубертатном периоде да диванного тролля Васи, так ещё и в соцсетях заблокировали за не тот контент. Такие, замечая, что ничего не вышло, начинают пытаться поймать хайп на ещё более "подцензурном" направлении – порнографии, а это уже не искусство, но ширпотреб. Почему? Об этом я писала ранее. 

Поговорим же о ню и эротике в современном фотоискусстве и о том, что до сих пор у многих полно стереотипов, шаблонов и комплексов, когда заходит об этих жанрах речь. Так вот, драйв в современном искусстве — это не то, что происходит где-то там на отдельных площадках, выставках, фестивалях — это лишь места концентрации. Само по себе искусство интегрировалось в жизнь. Это то, что происходит прямо здесь и сейчас и затрагивает буквально каждого, любой может запросто быть вовлечён в этот изменчивый, непростой процесс — создания контента. И неважно, какого типа. Изображение это, мем, фото ли, текст, перфоманс… А создаётся он, чтобы потрясти, вызвать разные эмоции, спровоцировать на дискуссию, так или иначе надавить на чувствительную точку в сознании людей. Кажется, что создавать подобное просто, но на деле — сложно. 

Так вот. Это я к чему? Если вместо этого всего показан просто секс или банальное голое тело без какого-либо намёка, напряжения и подтекста – можно не сомневаться, что создатель контента вас, мягко говоря, обманул и не умеет он работать в ню и эротике. Хайп на простой обнажёнке как на чём-то уникальном, необычном и хватающим за душу – это позапрошлый век, когда "похабными" фотокарточками можно было удивить и поразить представителей высших слоёв общества того времени, а низы баловались лубками, похабными частушками, игрищами и всем тем, что теперь в науке называется "эротический фольклор". А корнями он восходит к дохристианским временам. Ну, это если вкратце. 

Современное же искусство давно перемахнуло через эту черту, — оно очень и очень искушено: это такой молох, который поглощает абсолютно всё – направления, ценности, понятия, а пепел становится мейнстримом. Жанры остаются, но только как костяк для создания чего-то нового. Принимать ли современное искусство со всем его многообразием и подчас странностями – дело каждого, никто никого насильно не тащит. Но всех так или иначе причастных к современному искусству чисто голыми телами и сексом уже не удивить. А вот настроением, психологическим подтекстом, нетривиальным стилем, образностью, художественной выразительностью — можно. На то оно и искусство. Легко ли соединить всё это в одной фотографии? Зависит от мастерства… 

Личный опыт участия в ню-фотосессиях

Немного предыстории. Я воспитывалась в духе одновременно совкового и одновременно религиозного (православного) пуритантизма. То есть такая злостная смесь лицемерия, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Сексуальные темы, естественно, были табуированными. Надо мной даже одноклассники смеялись: мол, я ничего «про это» не знаю. Хотя я помалкивала, но вообще знала об этом процессе с самых ранних лет: пообщалась с детьми в деревне, куда мы отдыхать ездили – там нравы попроще, вот они мне и рассказали. Показали на пальцах и даже на коровах. Ну, и, хоть я и очень долгое время могла приручать единорогов – даже через несколько лет после достижения совершеннолетия, — от современного мира меня в шкаф было не спрятать. Хотя я всё равно была и остаюсь – от природы, видимо, очень строгой и, так сказать, стойкой. 

Во многих радостях современного мира — насколько позволял мне бюджет, — я стала тонуть моментально: и алкоголем, и сигаретами балуюсь, и матерюсь, и цинична, и голышом на нудистском пляже в чём мать родила купаюсь. А порно я смотрела всегда, но к семнадцати годам оно мне надоело. Счастливее я стала без лицемерия, в котором воспитывалась. Но секс для меня всё равно, так сказать, неразменная монета, потому что своё тело кому попало доверять ради минутного удовлетворения похоти — это не про меня песня. Да ещё и мне 99% людей не нравятся, это для меня просто чужие тела, и не более. Да и всякие предупреждения повсюду про последствия, ЗППП и СПИД — это, на мой взгляд, не шутка. В этом вопросе я щепетильна донельзя, и я не пойду ни ради чего с кем-то ни в кустики, ни за угол – для меня это всё равно, что руками до общественного сортира дотрагиваться или есть общей ложкой. Однажды — а я всё ещё носила "синие чулки", — меня хотели принудить к сексуальному взаимодействию, угрожая огнестрельным оружием. Но и тогда я не поддалась: почему я должна делать то, что для меня неприемлемо с тем, с кем я не хочу?

Но нынче в тренде — и вот уж сколько лет, тема сексуальности и свободы от комплексов – и те, кто от этой темы в сторонке, остаются за этакой ретроградной чертой. Мне как человеку искусства – по призванию и по профессии, за этой чертой не под стать оставаться. Надо стремиться к чему-то новому, пробовать себя в разных жанрах, пытаться создать свой стиль. У стандартно мыслящего общества с устаревшими стереотипами такая позиция: типа чем в ню сниматься да грудь оголять, лучше учись, работу найди, лучше то, лучше это… Ладно, думаю: диплом у меня есть, профессия есть, опыт работы тоже: отвалите-ка, ребята. Да я и без вас разберусь, что можно, а что нельзя. 

Для начала ознакомившись с целым рядом статей, почему эротические и ню-фотосессии – это норма, я стала искать фотографов, работающих в этих жанрах. Девчонки из фем-сообществ выложили как-то пост про тех фотографов, которые вроде как приглашают сняться ню — но, когда к ним приходят на съёмку, они начинают домогаться… Это, если честно, как-то отпугнуло меня, и я решила сама попробовать себя снять, для начала. 

Сняла. Вложила в эту фотосессию авторскую идею, соблюла концепцию и, для цензуры замаскировав на фото соски и лобок, выложила это в Инстаграм. И тут же прибежала школьница в комментарии — мол, она несовершеннолетняя, нельзя ей такой контент смотреть, это может повредить её психику, а я буду в этом виновата. Идея той фотосессии была депрессивная – я затронула тему бренности плотского бытия, кто смотрели – не всем понравилось. Это ладно. Но только вот проблема не в контенте, а в тех, кто его воспринимают. 

И если контент может как-то навредить или вроде того, значит, это у людей, которые взаимодействуют с этим контентом, проблемы, и их нужно не от контента ограждать, а вести к специалисту, который бы им помог вылечиться. Не игры, контент 18+, жестокость в кино делают из подростков самоубийц или чудовищ, которые идут с ружьём в школу, а реальные проблемы — некомфортные отношения в семье и вне дома, равнодушие родителей, нежелание прислушаться к проблемам сына или дочери, постоянная критика со стороны учителей и окружающих, внушение чувства вины. Это я так, к слову. 

А потом, после селфи-фотосессии я всё же стала искать фотографа, который не стал бы домогаться или что ещё. Я, когда хочу фотографироваться – иду именно за этим. Не чаи распивать, не кроликов резать или обсуждать искусство Ренессанса, а секс вот таким образом – это вообще что-то из ряда вон выходящее. Один человек работает репетитором, и он как-то сказал такую вещь, что когда он приходит к ученикам, его раздражает, когда они начинают отходить от цели — типа давай чаю налью, давай кино посмотрим, школьницы постарше целоваться иногда лезут или грудь хотят показать: это при том, что за одним учеником на очереди через час следующий. Он препятствует всему этому и начинает делать то, зачем пришёл: учить. Вот так же и у меня с фотосессиями. Мне нужны именно фотографии, а не что-то ещё. 

И вот, я нашла первого фотографа —  Wave front: он много работает на плэнере, проводит стрит-съёмки, но и в жанре ню тоже снимает. У него точно было что показать, кроме тупо голых тел… Мне его особенный кинематографический, апокалиптический, мрачный, в какой-то степени нуарный стиль понравился, и я на TFP-условиях договорилась о съёмке. На улице было холодно уже, поэтому оплатили пополам студию и начали работать. В процессе съёмки он так осторожно сказал мне постепенно снимать одежду – немного стеснялся даже. Это мне понравилось – значит, думаю, точно не будет лезть, и бить его не придётся, и я спросила, а не снять ли трусы. Так я и разделась донага. Он руководил процессом – подсказывал, как лучше встать, куда смотреть, я даже на зеркало легла. Проработали два часа, погрузились в творческий процесс, потом я оделась, мы так по-приятельски поболтали, и затем он отдал мне фото. И никакого намёка на секс ни до, ни после… 

Со следующим фотографом — девушкой, которая работала в жанре ню в том числе, я познакомилась на новогодней тусовке у друзей: они все молодые учёные, медики, биологи, инженеры. Вот и эта девушка — Таня (Tatiana Nervnaya), тоже биолог, МГУ закончила, занимается фотографией: портреты снимает, города, улицы. Живёт в Германии. Снимает на плёнку и на цифру. Когда она весной прошлого года в Москву приехала, мы с ней в Сокольнической слободке воплотили классный проект "No sex in USSR": это статья с фото, которая потом была опубликована в зарубежном творческом издании. Таня сначала тоже стеснялась — говорила, что те модели, которые у неё до меня в ню снимались, так скромничали, что и ей становилось неудобно. Я была первой её моделью, у которой стеснение отсутствовало напрочь. Я сбросила всю одежду и выполняла все указания, и Тане очень понравилось со мной работать: говорит, сама почувствовала себя раскованной. Я фотографов-девушек и женщин люблю: когда я иду к ним на съёмку, я чувствую себя в полной безопасности. Во мне нет той внутренней пружины, которая напрягается, когда я иду к фотографу мужского пола. Я концентрируюсь для удара, хотя внешне вообще спокойна как танк. 

И вот, осенью прошлого года пишет мне в Инстаграме ещё один фотограф — Long Way Man. А мне на фотосессию идти лень, настроение не то, депрессия. Потом думаю: ладно. Мне же фотограф сам пишет, а я ещё кобенюсь. Смотрю его страницу внимательнее: ага, на ню-фотосессиях, думаю, специализируется да на фотографиях с велосипедами. Вспомнила ту статью про ню-фотографов лёгкого поведения из фем-сообщества: она, конечно, давно утонула в общем потоке информации, но такого фотографа там не было. Ну, и стала я собираться. Договорились о творческой съёмке с драпировкой, бусами и ракушками… Реквизит был у меня. Но некоторые сомнения меня подтачивали, когда я ехала: в той статье могли, скажем, его и пропустить. Да и, думаю, мужчина он всё-таки — надо быть в любом случае настороже, мало ли. Решила – будь что будет: если таки руки свои потянет, то сначала втащу ему как следует, а потом ещё и во всех пабликах — том числе на тему фото, ославлю. Но ничего подобного не было, мы хорошо провели съёмку в Коломенском, поболтали о том, о сём, а потом, в ноябре я ещё у него с велосипедом сфотографировалась топлес.  

Когда я принимаю участие в ню-фотосессиях, для меня важна, в первую очередь, творческая составляющая, идея, смысл – погружаясь в съёмочный процесс, я забываю обо всём остальном. И в том, чтобы просто раздеться, я не вижу ничего предосудительного: это же естество, и голые тела видели в нашем мире абсолютно все, начиная со школьников. Naturalia non sunt turpia. 

Фотографии:
maksim_kronze
© Nervnaya Tatiana
©Wave front (Dmitry Korkunov)
© SoLutova

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened