solomeya_lutova

Category:

Лестовка, барокко в русской прозе и Рогожский вал: взаимосвязь

Про лестовку

Лестовка (или лествица) на старославянском языке означает "лестница". Выглядит она как своеобразное украшение – вроде кожаного колье с четырьмя сдвоенными треугольниками, объединёнными как бы по принципу "ёлочки", на первый взгляд. И на этих треугольниках часто присутствует вышивка — или буквы, или просто узоры. 

Однако лестовка — это не украшение, а религиозный атрибут. Попросту говоря, старообрядческие чётки, которые обыкновенно держат в левой руке во время службы в храме и во время совершения молитвы вне храма. С её помощью подсчитывают, сколько раз надо повторить ту или иную фразу в молитве и сколько раз совершить поклон (у старообрядцев они земные, с ковриком). Лестовка — это символическая штуковина, в ней каждый элемент – символ и по-своему называется. 

У нас в роду — старообрядчество, крестили меня и причащали в Кафедральном соборе Покрова Пресвятой Богородицы на Рогожском валу. Именно там во время причастия в шесть лет я впервые увидела пёстрое многообразие разных лестовок, отличающихся по размеру и цвету. У прабабушки, которая молилась в углу на кухне (там стояли иконы и лампадка), была своя лестовка — тёмная, засаленная, с синей вышивкой. Прабабушка всегда молилась скрытно, стараясь, чтоб этого никто не видел, но я подглядывала и замечала, как иногда в её руках мелькают, а потом куда-то исчезают какие-то мелкие пожелтевшие бумажки.

Как устроена лестовка 

Так вот — эти бумажки находятся внутри валиков, расположенных с соблюдением отступов вдоль ленты лестовки, плотно свёрнутые в крохотные свитки. Определённо в этом есть что-то необычное, секрет. Согласно традиции, на этих свитках должна быть написана Иисусова молитва: но теперь всё чаще эта традиция не соблюдается. Например, я решила это проверить на лестовке, купленной где-то в начале 2000-х. Взяла лестовку и аккуратно, палочкой (вручную не очень удобно) выдвинула один из свитков из того валика, что покрупнее. Разворачиваю – а там просто белая бумажка, и ничего на ней не написано. Еле потом запихнула обратно этот свиток в кожаный валик или же, как называется он ещё, "бобочек". Прабабушкина лестовка не сохранилась: но раз она извлекала те бумажки, значит, молитва на них была. Сдвоенные, обшитые и, как правило, украшенные треугольники на лестовке называются "лапостки": это символы Троицы – Отца, Сына и Святого Духа, а также четырёх Евангелий. Обшивка тоже символ – бесспорности и единства евангельских учений: то есть как бы она соединяет четыре Евангелия от Луки, Марка, Матфея и Иоанна. 

Отсчёт молитвы по лестовке начинается от основания лапостков. Валики символизируют ступени восхождения – от земли во время молитвы человек как бы поднимается к небесам. Три валика-ступеньки перед первым отступом около лапостков — это обозначение Святой Троицы, а далее отступ – символ земли. И далее в ленте лестовки остальные ступени-валики — двенадцать из них — символы Святых Апостолов: Андрея, Петра, Иоанна, Иакова Зеведеева, Филиппа, Варфоломея, Левия Матфея, Фомы, Иакова Алфеева, Иуды Фаддея, Симона Зилота, Матфия (вместо предателя Иуды Искариота он по жребию занял место среди ближайших учеников Христа после того, как тот вознёсся). Эти двенадцать ступеней упираются в великую ступень (большой валик, из которого я как раз выковыривала свиток), а за ней опять идут обычные — их 38, обозначающих недели вынашивания будущего Спасителя в чреве Девы Марии. 

А за ними снова большой валик, после него — валики-ступени — символы тридцати трёх лет жизни и деяний Христа на земле, опять "натыкающихся" на великую ступень. За ней ещё семнадцать валиков-ступеней, обозначающие предсказания пришествия Спасителя в Ветхом Завете, а затем — отступ. Кольцо из ленты лестовки с валиками замыкается у основания лапостков с другой стороны, и этот отступ перед ними символизирует небо, а перед ним три валика, три ступени: "Во имя Отца, Сына и Святаго Духа". Молитву завершили — поднялись на небеса. 

В целом, лестовка сама по себе — это такая символическая "Библия в миниатюре". Там и Евангелия, и жизнь Христа, и Ветхий Завет зашифрованы… 

Стандартная лестовка состоит из 109 валиков-ступеней, а есть более сложные варианты с большим количеством валиков. Есть и с меньшим. Та, из которой я вынимала бумажный свиток — как раз стандартная, в ней 109. 

Лестовка иногда "закрадывается" в старообрядческие изображения святых, в том числе и протопопа Аввакума (Петрова) — можно сказать, основного проповедника старообрядчества, который был сожжён в 1682 году в Пустозёрске за свои убеждения и сопротивление церковным нововведениям, которые были заимствованы из Греции патриархом Никоном. 

Протопоп Аввакум и "Стоглав"

Из-за этой церковной реформы, которая началась в 1650-х годах, Аввакум рассорился с Никоном — а они раньше дружили и оба входили в одно общество — Кружок ревнителей благочестия. Именно его члены — боголюбцы, были "первыми ласточками" церковной реформы: они брали за основу "Стоглав" — уставы Стоглавого собора: они были утверждены при Иване Грозном в 1551 году на московском заседании, где были затронуты разные вопросы взаимодействия церкви и общества, а в том числе экономические и политические. Это такая инструкция, поделенная на сто глав (отсюда и название), где подробно расписано, как проводить церковные обряды, что следует, а чего не следует делать тем, кто получили церковные чины, как жить в соответствии с церковными порядками и т.д. Например, там есть такие главы, как "Ответ о священном олтаре, ничтоже от брашен в жертвенник да не вносят","О училищах книжных по всем гражом", "О святы иконах и о исправлении книжной",  "Ответ како подобает християном праздновати" и т.д.

Никон, тогда ещё носивший чин архимандрита, являлся учеником этого общества, многое брал на вооружение, а потом, став патриархом, ужесточил методы проведения реформы, что и привело к расколу церкви. 

Образцовая стойкость Аввакума

Начались гонения на старообрядцев, а протопопа Аввакума  сначала пытались по-всякому принудить отказаться от своих убеждений и принципов старой, дониконианской, древнерусской веры. За резкую критику Никона, который в своей реформаторской деятельности опирался не на древнерусские, а на греческие богослужебные книги Аввакума сначала заключили в подвал Андроникова монастыря в 1653 году, чтобы так повлиять на него и принудить принять реформы. Но он не сдавался. Ему приходилось и в бега ударяться, его ссылали и в Тобольск, и в Енисейск, и в Мезень, и духовного сана его лишили (что вызвало недовольство в обществе), но он продолжал критиковать никонианские нововведения, которые, по его мнению, искажали истинную веру. Его единомышленники были казнены. 

Аввакум — это, можно сказать, образчик непоколебимого духа и несгибаемой воли, и четырнадцать последних лет своей жизни он провёл в земляной тюрьме в Пустозёрске, не прекращая письменно критиковать реформы Никона, но за резкий выпад в сторону царя Алексея Михайловича его сожгли вместе с товарищами. 

Последнее письмо

Аввакум написал роковое письмо Фёдору Алексеевичу, сыну Алексея Михайловича. В этом письме есть такие острые строки: "Бог судит между мною и царем Алексеем. В муках он сидит, слышал я от спаса; то ему за свою правду. Иноземцы те что знают? Что велено им, то и творили. Своего царя Константина, потеряв безверием, предали турку*, да и моего Алексея в безумии поддержали, костельники и* шиши антихристовы, прелагатаи, богоборцы!

И вот эта-то "шалость" Аввакуму с рук не сошла.

Перед сожжением Аввакум перекрестился двуперстием — как это положено в старообрядчестве. 

Аввакум Петров оставил после себя заметное литературное наследие: "Житие протопопа Аввакума", автором которого является он сам. 

Не просто житие

Оно состоит из автобиографических описаний, размышлений, а также критики и высмеивания Никона и церковных новшеств, которые были им приняты. Это — не обычное житие святого — канонические жития святых написаны другими авторами и завершаются смертью главного персонажа. А "Житие протопопа Аввакума" — это и дневниковые заметки, и рассуждения, в которых нередко присутствуют язвительность, сарказм, ирония, юмор того времени. 

Это остроумное, можно сказать — приключенческое повествование о жизни Аввакума, насыщенное яркими событиями и "лавирующее" между разными литературными стилями, и в то же время — исповедь. Там присутствует и низкий, с бранными выражениями, стиль, и бытовой, экспрессивный, и высокий, молитвенный. "И мне Христос подал — посрамил в них римскую ту блядь Дионисием Ареопагитом, как выше сего в начале реченно. И Евфимей, чюдовской келарь, молыл: “прав-де ты, — нечева-де нам больши тово говорить с тобою”. Да и повели меня на чепь", — пишет Аввакум про то, как его перед вселенским собором в Москве заставляли принять никонианские нововведения, но он не поддался.  

"Последнее слово ко мне рекли: “что-де ты упрям? вся-де наша Палестина, — и серби, и албанасы  и волохи, и римляне, и ляхи, — все-де трема персты крестятся, один-де ты стоишь во своем упорстве и крестишься пятью персты! — так-де не подобает!” И я им о Христе отвещал сице:“Вселенстии учитилие! Рим давно упал и лежит невсклонно, и ляхи с ним же погибли, до конца враги быша християном. А и у вас православие пестро стало от насилия турскаго  Магмета, — да и дивить на вас нельзя: немощны есте стали", — пишет Аввакум "средним", бытовым стилем о том, как его принуждают принять новое церковное правило о том, как креститься. Высоким стилем, например, описано заключение в срубе в Пустозёрске. "Мы же, здесь и везде сидящии в темницах, поем пред владыкою Христом, сыном божиим, песни песням, их же Соломан воспе, зря на матерь Вирсавию: се еси добра прекрасная моя, се еси добра любимая моя, очи твои горят, яко пламя огня; зубы твои белы паче млека; зрак лица твоего паче солнечных лучь, и вся в красоте сияешь, яко день в силе своей".

Протопоп Аввакум — представитель барокко в русской литературе

"Житие протопопа Аввакума" — это, как считают некоторые исследователи-литературоведы, — барочное произведение. Протопоп Аввакум, таким образом, один из представителей барокко в русской прозе. Для такой литературы характерны личные, человеческие переживания главного героя, попытки обрести утерянный рай, а также золотую середину между земным и небесным началом. Для протопопа Аввакума старая вера — это как бы утраченный рай  из-за Никона и его сторонников, а все мытарства расстриженного протопопа, все его мучения — это отчаянные попытки вернуть этот отобранный рай старой веры. "До Никона отступника в нашей России у благочестивых князей и царей все было православие чисто и непорочно и церковь немятежна". 

Боярыня Морозова и Рогожское кладбище

Протопопа Аввакума и старообрядчество поддерживала московская боярыня Феодосия Морозова — её изобразил Суриков на известной картине в Третьяковской галерее. Если обратить внимание, то у боярыни на картине тоже лестовка на левой руке, которой она за деревянные  сани держится. Феодосию Морозову и её единомышленницу Евдокию Урусову заключили в земляную яму в Боровске и заморили там голодом. Но Аввакум критиковал Морозову – в том числе и за то, что она не слишком активно поддерживает старую веру и недостаточно усмиряет плоть. А женщину, подходящую под типаж боярыни, Суриков как раз встретил около Рогожского кладбища в Москве, которое рядом с Кафедральным старообрядческим собором Покрова Пресвятой Богородицы. Он строился в 1771 — 1772 годах в стиле классицизма по проекту архитектора Матвея Казакова. 

Две церкви в России 

Некоторые почему-то думают, что старообрядчество — это секта или вроде того. Но нет: это полноценное, официальное, одобренное властью, православие, только без внесения туда поправок, которые были позаимствованы Никоном из-за рубежа. В православной России две церкви: РПЦ и РПСЦ, только с отличиями в церковной иерархии. В РПСЦ главное духовное лицо – митрополит, он на вершине иерархии, за ним — епископ, а ниже — всё остальное (белое и чёрное) духовенство, как и было принято после принятия на Руси христианства. В РПЦ глава — патриарх, как всем хорошо известно, за ним уже митрополит, ниже — архиепископ и архиерей, и ещё ниже все остальные чины. Вся Россия до Никона и его реформ в 1650-е годы — по факту, старообрядческая. 

Другое дело, что религия вообще — это всё сказки, и очень часто страшные, с реальными жертвами и насилием. Раскол церкви как раз и вся эта катавасия со старообрядчеством — одна из таких сказок. Но всё же — культурное, историческое и архитектурное наследие… 

Фото @solomeya_lutova и из открытых интернет-источников

#сновавесна

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened