solomeya_lutova

Categories:

Розовые очки радикального феминизма

Фото: Solomeya Lutova
Фото: Solomeya Lutova

Поговорим на эту тему, очень актуальную нынче. Про феминизм, права женщин и прочее, прочее сегодня из каждого утюга можно услышать. При этом как ни шевельни эту тему — почти всегда разгораются горячие споры между полами и внутри самих представительниц феминизма, так как у него разные направления: либеральный и радикальный — это только два основных (и нет между ними мира), — а ещё есть антираситский, экофеминизм, культурный феминизм и некоторые другие. 

В мире радикального феминизма 

Радикальные феминистки, про которых тут и пойдёт речь, считают себя самыми настоящими, истинными, тру феминистками, которые при помощи своих идей несут всему женскому миру свет, добро, дружбу и жвачку. Попробуй какой-то мужик скажи что-нибудь этим воительницам света: в интернете тут же забанят, а на улице матом обложат. И, кстати, правильно — они же предупреждают, что нечего к ним и лезть со своими мнениями. Гетероотношения радфем порицает и сердечно с ножом у горла просит не гомосексуальных женщин не говорить лишний раз про то, что у них есть мужик. Ведь в идеальном, утопическом, во всех смыслах розовом мире радикального феминизма мужского пола вообще нет. Львиная доля радикальных феминисток полагает, что если взять и уничтожить всех мужчин, то наступит золотое время для всех женщин, исчезнут войны, конфликты, преступления и гопники. Недавно мне друзья в Телеграме видео скинули, где юная радикальная феминистка жалуется, что все мужики тупые, грязные и жестокие, и их надо истребить, потому что ей непонятно, зачем они такие вообще нужны. 

Все женщины, как радфем полагает, станут после искоренения мужиков самыми счастливыми, каждая друг дружке сестра, жена, любовница и подруга — не то, что сейчас, когда все испорчены конкуренцией из-за мужиков и ЖГС (женской гендерной социализацией) с детства. А те женщины, которые дурно обходятся с другими женщинами и за счёт этого одерживают верх, — например, на работе, — берут пример с мужиков, по мнению радфема. То есть деспотичная начальница или, скажем, тёща, которая всех подавляет, набралась этого от мужиков, прошла МГС (мужскую гендерную социализацию), как считает радфем. 

В грустной реальности 

И вот тут-то придётся им разбить розовые очки: они бьются стёклами внутрь. Увы. Если истребить мужиков, не настанет никакого золотого века для женщин. Это я говорю как феминистка-сепаратистка — то есть я не придерживаюсь никакого направления, у меня своя собственная фем-позиция, и как та самая, которая много лет варилась в той каше, где, в принципе, мужикам не было места. 

Так исторически сложилось, что (радфем был бы доволен) моя собственная семья самая что ни есть феминистичная, начиная с самостоятельных и работающих прабабушек. Мужчины, конечно, были, но одни во время революции были сосланы в Сибирь из-за непростого происхождения, другие погибли в войнах, а другим, из более младшего поколения, отводилась позиция или "в углу на коврике у двери" — работай и пасть заткни, или же "выход там": собирай свои манатки, если что не нравится, и вали, пёс. Дед, например, одно время на коврике лежал у бабушки, а потом и за дверь вышел, а отец так сразу за дверь — ему хотелось традиционного патриархата, о котором в моей семье, среди образованных, работающих, самостоятельных женщин не могло идти и речи. 

Ну то есть вот вам идеальная радфем-картина, в принципе: глава семьи — женщина, все женщины учатся, работают, воспитывают дочерей, гонят метлой мужиков, и, по идее, хотя бы в микромасштабе должен наступить этот мир женского взаимопонимания и добра. 

Ага, не тут-то было: вечно скандалы, ссоры, крики, манипуляции и самоутверждение за счёт других женщин-родственниц, споры по мелочам и по-крупному, семейное насилие, рукоприкладство: бабушка на глазах у шестилетней меня избивала прабабушку, которая её воспитывала (родную сестру её матери, умершей во время войны от туберкулёза), приговаривая "Как бы тебя сжечь". И не только это. Мать, когда мне было восемь, погрозила мне самым настоящим ножом за то, что я делала что-то не так, как она хотела. Они с бабушкой — её родной матерью, — постоянно дрались, что-либо между собой выясняя. Меня эти фурии воспитывали поначалу как половую тряпку, во всём послушную, — так им удобнее было мной манипулировать, превратив меня в омегу, — пока в четырнадцать лет я не начала повышать свой внутрисемейный статус, откровенно нахамив бабушке и заехав матери веником по лицу. Много чего ещё можно об этом рассказать, выйдет целая эпопея с насилием и прочим трэшем, и это всё происходило именно во внутренней женской среде. 

Пример моей семьи — доказательство того, что женщины — не какие-то там утопические "сёстры и подруги", а всё те же обычные люди со своими пороками, потребностями и слабостями, каждая способна конкурировать с другими женщинами, с мужчинами, и тянуть одеяло на себя, выстаивая иерархию. По факту любой спор и конфликт в моей семье происходил именно на иерархической почве и выяснении, кто главнее и сильнее. Учитывая религиозный, совковый и иной паттернализм моей семьи, принцип иерархии там очень даже котировался. Мне пришлось потратить с десяток лет, чтобы перешагнуть всё это и кое-как донести свою идею о том, что семья — это не  арена для иерархических разборок, выяснений, кто круче и прочего: это такое маленькое общество, где люди таки включают мозги и учатся идти на компромисс, а не рвут друг другу глотки из-за ерунды. Я со своей идеей опоздала: когда эти беты и дельты меня начали воспринимать как личность, почти никого не осталось, кто бы её услышал... Но я о другом.

Общечеловеческое начало 

Я говорю, что если даже искоренить всех мужчин, то не настанет никакого розового феминистского мира с сёстрами и подругами. Будут войны, конфликты и преступления, социальные верхи и низы, только с женскими персонажами и именами: общественная иерархия — это устоявшаяся система.  И сколько ни говори про ЖГС и МГС, — да, они имеют место быть, — но глобального влияния на общечеловеческое сознание они не оказывают. Поэтому феминистский мир и уклад возможен, да, но только такой же как этот, со всякой жестью и насилием, а не такой, как в розовых мечтах рисует радфем. Многие, конечно, со мной не согласятся, но человеческое начало никто не отменял, и пол тут неважен. 

Что тут ещё добавить? Меня феминизм многому научил, позволил разобраться во многих вопросах, но общение с феминистками в интернете и в жизни показало мне их человеческую природу — кто-то добрее, кто-то злее, кто-то глупее, кто-то умнее, в целом — просто люди. "Обыкновенные люди", — как говорил булгаковский Воланд. Феминизм нужен, кто бы что ни говорил, пока в мире есть те женщины, которым отведена второсортная роль, или те, которые добровольно согласны на второе место в семье и обществе, считая это своим "женским предназначением". Что до меня — мне повезло, мои права никто не ущемляет, а если какой-то там мужик из интернетов или из жизни позволит себе какие-либо гнусные выходки и прочие кунштюки, и сочтёт, что я должна плясать перед ним с бубном, он будет от меня отхватывать так, как научили меня феминистки: то есть пока не порвётся.

А в следующий раз я коснусь темы инфантильного феминизма и как раз этого самого «женского предназначения». Так что, всем мира и добра, котики.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened